Мой путь в терапию

 В начале 90-х в воздухе небольшого города, откуда я родом, разносился запах свободы и новых возможностей. Вся страна переживала революционный подъем, из каждого утюга доносились слова «Перестройка» и «Гласность». Мы поверили в то, что стоим на пороге новой жизни.

 Я ощущала себя счастливейшим человеком, которому повезло «жить во время великих перемен», несмотря на предупреждение древнего китайского проклятия. Мне было 16, школа закончилась, и теперь я могла выбирать, как мне жить дальше. В 1992-м у меня не было никаких сомнений по поводу того, куда поступать. Конечно же в медицинский! Я была уверена, что стану хирургом и буду героически спасать жизни.

 «Ну, а в морг ты сможешь зайти и вскрывать трупы, когда придет время?», – моя мама посмотрела на меня и ухмыльнулась. «Конечно, никаких проблем.», – ничто не могло поколебать мою уверенность в своих силах.

 «А живых лягушек резать для экспериментов?», – мама достала козыри. И крыть мне было нечем. Я прямо представила, как втыкаю скальпель в ни в чем не повинное животное, которое не собираюсь зашивать. И вся моя уверенность мгновенно рассыпалась на тысячу осколков, разбившись о скалу, на которой было написано «не навреди!».

 В июле 1997-го я стояла на крыльце «Плешки» с новеньким дипломом экономиста в руках. В жарком летнем мареве мне грезились финансовые отчеты, цифры и таблицы; а главное – баснословные зарплаты банковского сотрудника. Жаль только, что мир экономики и финансов не был готов к появлению еще одного прекрасного специалиста в области банковского дела и не спешил открыть мне свои гостеприимные объятия.

 

 В один из холодных зимних вечеров следующего года, придя из ресторана с работы домой к моей подруге, у которой я проживала за неимением средств, я обнаружила, что меня ожидал неожиданный сюрприз. Я как обычно направилась на кухню, а вместо этого неожиданно попала в увлекательный мир NLP (нейро-лингвистического программирования). Моя подруга только что вернулась с курсов NLP, и ее восхищение обрушилось на мою неокрепшую психику с мощью Ниагарского водопада, так что у последней не было шансов устоять и не быть увлеченной этим стремительным потоком. До этого у меня уже был роман с эзотерикой, но Свияш и прочие кастанеды были вынуждены уступить место научному подходу.

 Надо сказать, что в период увлечения NLP, я сильно поднаторела в коммуникативных навыках и преодолении ограничивающих убеждений, что принесло мне бонусы в виде финансового благополучия. Моя карьера пошла в гору, и через несколько лет я уже работала Финансовым директором в одной крупной строительной фирме нефте-газового сектора. Я могла больше не думать о деньгах, они приходили ко мне легко и в необходимом количестве. Я была наконец свободна. До одного случая. Не стану описывать здесь это событие, так как оно связано с очень личными переживаниями. Скажу лишь, что однажды я вдруг почувствовала себя маленькой девочкой, неспособной сказать «нет» своим детским страхам. Пустяковая ситуация вернула меня снова в состояние, будто мне шесть лет, и я не способна действовать как взрослый человек, которым вообще-то являюсь. Оказалось, собственное бессознательное ограничивало мою свободу похлеще ограничивающих убеждений.

 Тем временем, жизнь не останавливалась, и мое ненасытное любопытство толкало меня на освоение новых психологических теорий и подходов, и по мере продвижения по этому темному лесу я забрела волею судьбы на 10-ти-дневный интенсив Московского Института Гештальта и Психодрамы (МИГиП). Опыт, полученный на этом мероприятии, буквально изменил мою жизнь. Меня будто перевернули с ног на голову и показали, как выглядит мир с другой стороны. Я ощутила себя человеком, о котором Гришковец говорил: «…Вот иногда бывает, что вроде все понял, а ничего не почувствовал. А иногда бывает, что ничего не понял, но вдруг КАААК ПОЧУВСТВОВАЛ!»

 С тех пор мое сердце эксклюзивно забронировано для гештальта и психотерапии. За четыре года обучения в Московском Гештальт Институте (МГИ) я окончательно определилась со своим призванием. Желание и талант помогать людям, заложенный во мне с детства, наконец обрел подходящую форму. Оказалось, что можно оказывать помощь без радикального вторжения в организм.

 13 лет собственной терапии (личной, групповой и прочих вариантов) помогли мне сформировать стиль жизни, при котором я свободна, наконец, делать все, что хочу, и способна нести ответственность за свои действия и за свою жизнь. Я уверенно могу заявить, что я действительно свободна сейчас. Я утверждаю, что живу осознанной, полной жизнью и горжусь этим достижением.

 И это не предел. Я продолжаю учиться и развиваться. И я говорю не только еще об одном дипломе, полученном недавно в МГУ. Вся прелесть моей профессии состоит в том, что я могу учиться у моих клиентов, развиваться вместе с ними. Каждый новый человек немножко меняет меня, а я – его. Мы проходим путь вместе, обогащая друг друга новыми знаниями и инсайтами о том, кто мы, откуда идем и куда.

 

 На сегодняшний день я обладаю огромным опытом практики осознанной жизни, и во мне не ослабевает желание делиться своими знаниями, открытиями и практическими инструментами с другими людьми. Люди ценят меня за открытость, смелость и внимательное отношение. Похоже, что после бесед со мной, жизнь многих изменилась, и на мой взгляд – к лучшему. Это, конечно, не то же самое, что спасать жизни, но не менее достойно. А главное – никого не приходится резать.

  • Facebook